•Yaoi.

Привет, Гость
  Войти…
Регистрация
  Сообщества
Опросы
Тесты
  Фоторедактор
Интересы
Поиск пользователей
  Дуэли
Аватары
Гороскоп
  Кто, Где, Когда
Игры
В онлайне
  Позитивки
Online game О!
  Случайный дневник
BeOn
Ещё…↓вниз
Отключить дизайн


Зарегистрироваться

Логин:
Пароль:
   

Забыли пароль?


 
yes
Получи свой дневник!

•Yaoi. > Ориджинал


Опросы, тесты c категорией "Ориджинал".
Пользователи, сообщества c интересом "Ориджинал".

вторник, 20 сентября 2011 г.
История любви Амелия Ривер 13:56:30
Название: "История любви"
Имя автора: Invisible_Girl
Жанр: слэш, romance
Размер: Midi
Рейтинг: PG-13


Подробнее…Мельканье лиц, пространств, имен, времени,
Вся жизнь земная - это страшный сон,
Лишь тот находит в этом сне забвенье,
Кто хоть на миг любовью озарен.
Мирза - Шафи.
Глава первая
Мы…



Ира наклонилась к моему уху и прошептала:
-Паша… Вставай... – В ответ лишь мычание.
-Паша.- Тон уже стал требовательнее.
-Ммм?...-Мычу в ответ.
-Просыпайся. В школу опоздаешь.
-Угу…- Мычу и опять засыпаю.
-Да, Паша, блин! Вставай!
-Ага…
-Чего «ага»?! Вставай! Реально в школу опоздаешь!
-Ира, блин. Ты как мама в детстве, «вставай, а то в школу опоздаешь» …
Толчок в плечо.
-Павел Евгеньевич, вставайте! Иначе сейчас же маме позвоню.- Угрожающим тоном произнесла сестричка.
-Все, все, все…встаю…
Кое-как принимаю сидячие положение и разлепляю глаза. Передо мной стоит Ира. Уже одетая в школьную форму. Только сейчас до меня доходит на сколько, все-таки, я могу опоздать на работу.
-Черт! – Срываюсь и бегу в ванну. Из комнаты раздается смех.
Так начинается примерно каждое утро. С Ирой мы живем вдвоем, поэтому на мозги с утра капает только она. Хотя нет. Если я все-таки опоздаю, моими мозгами начинает заниматься мама. Она директор, той самой школы, где работаю (и когда-то учился) я, и учится моя сестра-Ира.
Ирку я очень люблю. Вражды у нас с ней никогда не было. Наша разница в возрасте составляет девять лет. Ирка, же, плод любви моей мамы и второго ее мужа. Первый же муж, мой отец, погиб, когда мне было два года. Он работал пилотом. В одной частной фирме. Совершая очередной перелет на вертолете, что-то в нем случилось. В общем, развалился практически в воздухе. Маме тогда очень плохо было. Меня на два года отправили к бабушке. Спустя те самые два года, за мной приехала не только мама, но и ее, на тот момент, жених. Меня забрали. Через полгода свадьба. Переезд. Я всего-то и не помню, маленький был. В основном мама рассказала.
Когда пошел в третий класс, появилась Ирка. Честно, я хотел братика. Но когда появилась она, я осознал один плюс: раз она девочка, значит, мои игрушки ей будут не интересны. Глупо, но меня это тогда так обрадовало. Но я ошибся. Оказывается, Ирку, машинки, безумно привлекали. Я тогда еще коллекцию маленьких моделей собирал. А она взяла и в один прекрасный день их все покалечила; кому руль оторвала, кому колеса, кому дверки, если открывались. Как я был зол. Я тогда первый, и единственный раз в жизни ударил ее. Потом извинялся долго. На скопленные деньги купил ей мягкую игрушку. Собачонку. Она до сих пор с ним не расстается.
В день, когда я должен был ехать в другой город поступать в институт, Ира прицепилась ко мне с самого утра и не отпускала. На вокзале ее кое-как «отодрали» от меня. Когда домой звонил, она со мной не разговаривала. Мама говорила, обиделась из-за того, что оставил одну. Тогда я ей письмо написал. Его-то она так и так прочтет. Просто выкинуть не сможет. Любопытство не позволит. И я оказался прав. Ответила она мне так же, письмом. И все то время, что я учился в другом городе, мы общались с помощью обычных писем и главпочтамта.
Когда вернулся, Иру дома не обнаружил. Мама мне такая, типа «ты не разбирай, вещи-то». Я в шоке. Меня ведут дальше по двору. Заходим в дом, находящийся домов через пять от нашего, на второй этаж, и Сергей Анатольевич указывает мне на дверь и говорит «звони». Ну, я и позвонил. В момент дверь открывается и на меня набрасывается Ирка. Повзрослевшая, похорошевшая. Когда переписывались, договорились фотки друг другу не слать. Типа, сюрприз будет. И не хилый такой сюрприз. Ирка сильно изменилась. У меня дар речи тогда пропал. В общем, после моего приезда мы жили с ней вдвоем в этой квартире.
Выпив чашку кофе, вылетаю в прихожую вслед за Ирой. В быстром темпе ищу кроссовки.
-Ира, блин! Ну, вот где они?! Сто пудов опять это твое ушастое чудовище их утащило! Ищи, давай!
Ушастое чудовище это Нотариус. А точнее трех месячная такса, попросту Нотик. Ему чем-то приглянулись мои кроссовки, тапочки, туфли…короче, вся моя обувь. И по ночам, когда не спиться, тащит один из кроссовок и прячет куда-то.
-Это не он! Он два сразу не берет! – Верещит Ирка, застегивая свои туфли.
-А кто тогда?!
-Ты! Вспоминай, где вчера разулся! – Ира убийственно посмотрела на меня и указала взглядом на дверь в гостиную.
-Ну, забыл, подумаешь. – Оправдываюсь и несусь за обувью.


Категории: Ориджинал
комментировать 2 комментария | Прoкoммeнтировaть
Амелия Ривер 13:55:17
Запись только для зарегистрированных пользователей.
четверг, 8 сентября 2011 г.
Амелия Ривер 16:22:06
Запись только для зарегистрированных пользователей.
воскресенье, 4 сентября 2011 г.
Самый лучший враг. Амелия Ривер 16:18:45
Название: Самый лучший враг
Фэндом: ориджинал
Автор: Аверьян
Бета: нет
Рейтинг: G
Жанр: Vignette
Размер: мини
Дисклаймер: все права принадлежат автору
Предупреждение: в тексте используется авторская пунктуация

Подробнее…- Привет! Ну как ты? - радостный и до противного бодрый голос вырывает меня из блаженного состояния дремоты, в которое я уже минут двадцать себя старательно вгонял. Вставать не хотелось до зубовного скрежета.
- Привет. И чего ты такой радостный? - привычно ворчу я.
Я по утрам, особенно в такую рань, всегда бурчу. Матвей это знает и нисколько не возражает, судя по тому, как заливисто он сейчас смеется.
- Вставай, соня! - Матвей уже вовсю раздвигает шторы у меня на окнах. - Птички поют, солнышко светит. Суббота — просто блеск!
- Вот именно, что суббота, - хмыкаю я, но все-таки сажусь на кровати. - И охота тебе каждые выходные в такую даль ехать?
Я задаю этот вопрос каждый раз с тех пор, как Матвей начал приезжать ко мне. И каждый раз он отвечает одно и тоже. Это уже стало нашим своеобразным утренним ритуалом. Матвей никогда не обижается на меня за проявленное недоверие. Он прекрасно знает, что мне необходимо услышать эти слова. Пусть раз в неделю, но именно от него. И как только я заканчиваю фразу, он подходит ко мне, садится на край кровати и осторожно накрывает мои руки своими.
- Да. Мне доставляет неописуемое удовольствие видеть, как ты просыпаешься, - и, усмехнувшись, добавляет. - Ты становишься похож на нахохлившегося после дождя воробышка.
- Такой же взъерошенный? - высвобождаю одну руку и пытаюсь пригладить торчащие во все стороны волосы. Бесполезное, в общем-то, дело, но я никогда не теряю надежды.
- Такой же милый, - чуть наклонившись вперед, он быстро чмокает меня в нос.
Рука застывает в волосах, и выгляжу я, наверное, очень забавно, потому что Матвей снова хихикает и встает.
- Давай, поднимайся.
- И куда ты так торопишься? - голос возвращается ко мне, и я снова принимаюсь бурчать.
- Сегодня тебя наконец-то выпускают на улицу, и я не собираюсь терять ни минутки такого чудесного дня! - я не вижу, но чувствую, что Матвей улыбается. Широко и радостно, как это умеет только он.
А ведь действительно — сегодня, впервые за почти полтора года, я снова могу выйти на улицу. Все это время воздухом я дышал из окна своей палаты. И как я мог об этом забыть?! Ведь всю неделю только и думал, что о предстоящей прогулке. Ну и еще о Матвее. Я теперь о нем постоянно думаю.
С тех пор как оказалось, что единственным человеком, которому небезразлична моя судьба, является мой злейший враг, прошел год. Какая ирония. Нет, в первые недели они еще навещали меня. Прибегала, вся в слезах, мама. Приносила какие-то фрукты, одежду. Приходил старший брат с женой, друзья забегали чуть ли не каждый день. Через несколько недель всеобщий ажиотаж спал, и друзья, видимо посчитав, что на этом их долг выполнен, перестали заходить, изредка звоня и интересуясь здоровьем. И я могу их понять: врачи сказали, что если мое состояние не ухудшится — это уже будет чудом.
Друзья смеялись, шутили, а я просто лежал, молчал и слушал, иногда улыбаясь. И еще им было неловко. Неловко за то, что они здоровы и полны жизни, а я лежу совершенно беспомощный. Я понимаю их и не виню. А если мне и было в первое время обидно...Ну что ж, все мы люди и все мы эгоистичны от природы. Это чувство вскоре прошло. Брат продержался еще около недели. Потом у жены начались какие-то осложнения с беременностью, и он все время должен был оставаться с ней. Брат долго извинялся за то, что пока не сможет больше приходить. Я заверил его, что все прекрасно понимаю. Что он сейчас нужен своей жене и их еще не рожденному ребенку, а я уже взрослый и сам прекрасно справлюсь. Тяжелее всего было с мамой. Я чувствовал, как она постепенно угасает, разрываясь между мной, работой и неустроенной личной жизнью. Мама у меня еще молода, ей только сорок. И когда ей предложили работу в Германии, я очень за нее обрадовался. Она сначала не хотела ехать, но мне удалось ее убедить, что все со мной будет в порядке, и брат за мной присмотрит.
Она звонит мне два раза в неделю. Насколько знаю — очень счастлива, вышла замуж и ждет ребенка. В феврале у меня появится сестренка. На счет своего отца не знаю, я его никогда не видел.
Вот так и получилось, что когда через полгода после госпитализации пришел Матвей, меня уже несколько месяцев никто не навещал. Мы с ним не были друзьями или приятелями. Как я уже говорил - мой злейший враг. В детстве мы всегда ругались и дрались. Я его терпеть не мог. Этого задаваку и выскочку, все время считающего себя выше и лучше других. Когда я пошел в армию, он как раз уезжал учиться в Англию.
Спустя два года мы встретились уже другими людьми. Он навестил меня через неделю, после того как вернулся и узнал, что я в госпитале. Матвей не любит вспоминать о своем первом посещении. Только один раз мне удалось у него выяснить, что это было ужасно. Потом он резко замолчал и перестал реагировать на попытки себя разговорить. Если честно, я думал, что Матвей больше не придет. Я не был так уж вежлив с ним тогда. Но он пришел снова, а потом еще и еще. Каждые выходные он приходит и сидит со мной, иногда забегает на неделе, когда выдается свободная минутка. А уж звонит он чуть ли не по три раза на дню.
Конечно, наши отношения не были такими уж спокойными и дружескими. Годы детской вражды никуда не делись. Со временем я научился ценить и уважать его за те достоинства, которыми он несомненно обладал, и перестал обращать внимание на его недостатки. И я ни разу не пожалел об этом. Сейчас я могу совершенно точно сказать, что Матвей — мой самый лучший враг. Нет, не так. Он — мой единственный враг. Самый лучший, честный, верный, смелый, умный и красивый, что уж тут говорить.
- Эй, прием! «Земля» вызывает «Ромашку». Как слышите меня? Прием! - ворвался в мои мысли его насмешливый и немного обеспокоенный голос.
- Слышу Вас нормально. Прием, - откликаюсь я и спускаю ноги с кровати.
Как бы там ни было, а Матвей прав. Вряд ли мне разрешат гулять целый день, и терять время на сборы совсем не хочется.
- О чем ты так задумался? - подойдя ближе, он помогает мне утвердиться на ногах и принимается неторопливо расстегивать пижамную рубашку.
Движения точны и отработаны до автоматизма. Ни я, ни он не задумываемся, как это должно смотреться со стороны. И если уж на то пошло, нам нет до этого никакого дела. Первое время я ужасно смущался и краснел, но потом перестал. В конце концов сложно стесняться человека, который помогает тебе сходить в туалет и кормит с ложечки. Привычным жестом он помогает мне выпутаться из штанов и влезть в джинсы. Футболку я натягиваю сам. Потом отводит меня в туалет, и еще минут десять мы тратим на завершение всех утренних процедур.
- О тебе, - наконец говорю я, когда мы уже выходим в коридор. Он ничего не отвечает и только сильнее сжимает мою ладонь, а потом спрашивает:
- Ел?
- Какую-то мерзкую фруктовую кашу, - никогда не любил каши, а уж больничные, на мой вкус, вообще гадость гадостью
Матвей понимающе хмыкает. Он, как-то раз попробовал то, что сам называл «полезным и вкусным продуктом, который обязательно тебе поможет, несмотря на его страшный вид». Я потом еще долго хохотал, пока он бегал в туалет и пытался отплеваться от этого чуда кулинарного искусства. Старое воспоминание вызывает легкую улыбку. Я вообще чаще улыбаюсь, когда с Матвеем. В обычное время у меня не так уж много поводов.
Мы движемся по коридору медленно и осторожно. Я веду по стене правой рукой, пытаясь запомнить очертания и повороты. Матвей не торопится, прекрасно понимая, что для меня значит такая, казалось бы обыденная, вещь. В больничном коридоре я бываю довольно регулярно, когда меня возят на процедуры. Но вот так, на своих двоих, я здесь впервые. И поэтому стараюсь почувствовать, запомнить все, что смогу.
Персонал, попадающийся нам по дороге, приветливо улыбается и кивает головой. Матвея здесь хорошо знают и уважают. Как сказала мне приходящая медсестра — за постоянство. И, насколько я знаю, если вдруг у меня случается рецидив или нужны какие-нибудь лекарства, врачи сначала звонят Матвею, а потом уже брату. Я было пытался спорить, но он сказал, что это не доставляет ему никакого неудобства. И что-то такое было в его в голосе, что я решил в кои-то веки послушаться и не возражать.
Свежий ветерок, приятно охладивший кожу и взъерошивший волосы, выдергивает меня из воспоминаний. Что-то я сегодня раздухарился. У меня еще будет время полежать и спокойно вспомнить все, что было. А сейчас надо насладиться каждым дарованным мне мгновением.
Остановившись, я слегка приподнимаю лицо навстречу ласкающим движениям ветра и вдыхаю полной грудью. Улыбка сама расцветает на губах. Ветер. Настоящий.
- Я же говорил, - слышится рядом мягкий шепот.
- Да, - отвечаю я одними губами. - Да.
И крепче сжимаю его ладонь. Да, он говорил. Год назад, в самом начале, он сказал мне, что я еще обязательно выйду на улицу, и он будет рядом. Тогда я не очень-то ему поверил. Еще бы! Кто отпустит на улицу слепого с осколком стекла в сердце? Но сегодня, сейчас, я стою на крыльце военного госпиталя и вдыхаю свежий, лесной воздух. И рядом со мной находится единственный человек, с которым я хотел бы разделить это мгновение.
Матвей — мой самый лучший враг.


Категории: Ориджинал
Прoкoммeнтировaть
понедельник, 25 июля 2011 г.
Ты никогда не будешь одинок. Амелия Ривер 18:02:54
Название: "Ты никогда не будешь одинок"
Автор: Любовь
Бета: нет
Статус: завершен
Рейтинг: R
Жанр: драма, ангст, слэш
Комментарий: знаю, тема старая, но давно хотелось написать нечто подобное.
Предупреждения: смерть персонажа

Подробнее…"Ты никогда не будешь одинок"
Это надпись на скромной могильной плите, под твоей фотографией. На снимке ты запечатлен еще здоровым и жизнерадостным, с искрящимися глазами – таким, каким я запомню тебя навсегда.
Семь лет прошло с тех пор, как ты, мой самый близкий человек, покинул этот мир, а боль все еще живет в сердце, царапает душу осколками разбитого счастья, рвет на части. До сих пор не верится, что такое могло с тобой случиться…
Любил ли я тебя? Определенно. Как лучшего друга, почти брата. Любил так сильно, как только может один мужчина любить другого, не испытывая к нему при этом страсти и влечения.
Ты был со мной рядом, сколько я себя помню. Мы жили в одном доме, гуляли в одном дворе. Ходили в один детский сад и учились в одной школе. Ты всегда был непоседой и задирой. Прирожденный лидер, ты притягивал людей свей неуемной энергией и жаждой жизни, но я был самым близким, тем, с кем ты делился секретами и кого посвящал в планы. Мы всегда были вместе, и нам казалось, что это навсегда.
После школы наши пути разошлись, потому что специальности мы выбрали разные. Но мы старались не терять друг друга, продолжали общаться. Вместе прогуливали пары, ходили в клубы, знакомились с девушками. Если бы я знал тогда, что делаешь ты это ради меня, что совсем не это тебе нужно…
Еще в конце первого курса у тебя начались сильные головные боли. Ты по своему легкомыслию не обращал на них внимания и убедил меня, что это пустяк. Из-за переутомления, как сказал ты однажды. Но со временем приступы участились, и я уговорил тебя пойти к врачу. Недели полторы тебя мурыжили, ты сдал кучу анализов, а потом тебе поставили диагноз. Неоперабельная опухоль головного мозга. Смертный приговор. Бомба замедленного действия в твоем организме. Тебе дали всего два месяца…
Помню, как ты вышел из кабинета врача, бледный, белее больничной стены. Тяжело опустился рядом со мной на кушетку, и, закрыв лицо ладонями, разрыдался. В тот день я впервые видел, как ты плачешь. Ты всегда был слишком гордым, чтобы показывать кому-то свои слезы. Даже мне. Не знаю, сколько мы просидели в больничном коридоре под равнодушными взглядами пациентов и персонала, пока ты не успокоился, и я тебя не увел.
В тот же вечер ты, напившись в дымину и понимая, что терять уже нечего, признался мне в любви. Я был ошеломлен, потрясен, ведь раньше не замечал за тобой ничего подобного. Еще более неожиданным стало для тебя мое предложение встречаться. Не знаю, что на меня нашло, и чего в том поступке было больше: жалости к умирающему, или искреннего желания видеть моего друга, самого близкого мне человека, счастливым…
Мы сняли маленькую однокомнатную квартирку, но жили, скорее, как братья - секса у нас не было. Я с благодарностью принимал твою нежность и ласку, не задумываясь, отвечал на объятия и поцелуи, но прикоснуться к тебе с вожделением было выше моих сил. И дело тут не в предрассудках или моей вполне стандартной ориентации. Я каждую секунду помнил о твоем смертельном недуге, и каждую ночь по несколько раз вскакивал, чтобы проверить, дышишь ли ты еще. Если бы ты попросил, если бы дал понять, что нуждаешься в этой близости, я бы не отказал. Даже если бы пришлось переломить себя, не отказал, потому что, уверен, это продлило бы твою жизнь. Но ты не просил, видимо, боясь оттолкнуть или просто не желая навязывать нечто несвойственное моей натуре.
Мы прожили вместе пять недель, после чего ты ушел. Ты устал от всего: от сильнейшей головной боли, которую не снимали никакие препараты, приступов тошноты и рвоты, постоянной слабости. Ты ушел, никому ничего не сказав и не объяснив. Даже мне. Ты знал, что я не позволил бы тебе этого сделать.
Смутно помню похороны. Помню, как лил дождь, как я разрыдался, когда гроб с твоим телом опускали в могилу, как мир закружился перед глазами словно карусель, и я упал в обморок…
После, перебирая вещи, я нашел твой дневник. Только читая его, понял, насколько сильна была твоя любовь, сколько чистоты и благородства в ней было. Ни упреков в мой адрес, ни обвинений. Только благодарность за все. Последнюю запись ты сделал за неделю до смерти. Четыре короткие строчки, говорившие намного больше, чем иные длинные письма: «Я люблю тебя. Извини меня. Мне очень жаль. Спасибо тебе». Наверное, ты уже тогда все решил. Ты просто хотел еще немного побыть со мной, продлить наше призрачно счастье. Но, слабеющий с каждым днем, не стал дожидаться момента, когда пальцы не смогли бы удержать ручку кухонного ножа…
Год назад я женился, скоро у меня родится сын. Жизнь продолжается. Без тебя, к сожалению, продолжается. Я хочу назвать ребенка в твою честь, хочу, чтобы он был похожим на тебя. "Как глупо", - сказал бы ты.
Я часто вспоминаю о тебе, перебираю в памяти самые счастливые моменты. Мне грустно. Мне не хватает тебя. Знаешь, я до сих пор скучаю по твоим объятиям и поцелуям.
Иногда приезжаю к дому, в котором мы снимали квартиру, сижу во дворе и смотрю на окна, понимая, что ты все еще жив. В моих воспоминаниях, в моем сердце.
Ты никогда не будешь одинок, потому что в мыслях я всегда рядом с тобой. Я верю, где-то там, за гранью жизни, ты тоже об этом знаешь.


Категории: Ориджинал
комментировать 1 комментарий | Прoкoммeнтировaть


•Yaoi. > Ориджинал

читай на форуме:
Я съела пиццуЯ съела пиццуЯ съела п...
пройди тесты:
"Солнышко" или "Какой ты...
какя ты в нутри себя
всё или ничего
читай в дневниках:
= 0174 =
= 0175 =
= 0176 =

  Copyright © 2001—2018 BeOn
Авторами текстов, изображений и видео, размещённых на этой странице, являются пользователи сайта.
Задать вопрос.
Написать об ошибке.
Оставить предложения и комментарии.
Помощь в пополнении позитивок.
Сообщить о неприличных изображениях.
Информация для родителей.
Пишите нам на e-mail.
Разместить Рекламу.
If you would like to report an abuse of our service, such as a spam message, please contact us.
Если Вы хотите пожаловаться на содержимое этой страницы, пожалуйста, напишите нам.

↑вверх